?

Log in

Recent Entries Friends Archive Profile Tags To-Do List
 
 
 
 
 
 
Новости вспыхивают и долго не угасают. Оставляют внутри мелкие тлеющие угольки горечи и непонимания. Их хочется в сердцах притушить ботинком, но глядишь – так и подошву не сбережешь.
Я сажусь на велосипед и еду. Проезжаю мимо ОГА, чтобы уловить частицы царящей там атмосферы, мчусь по свежим велодорожкам, созданным как будто наперекор войне во время, когда и по дорогам ездить не страшно – трафик уже не тот.
Где-то на Освобождении Донбасcа отказывают тормоза велосипеда и я иду рядом с ним в руках. Встречаю ребят на велосипедах : у вас есть ключ? – кричу. Они слазят, пожимают плечами – на прокат взяли, прости. Очень участливо указывают на ближайший веломагазин. Встречаю горстку бээмиксеров, которые с горечью не находят у себя шестигранника. На встречу рыжий мальчишка, предлагает помощь..нет, шестигранника нет, сам в прокат взял..идем я с тобой в мастерскую пройдусь. По дороге он рассказывает о том, что он слесарь на заводе и о том, как любит свою работу. Мудро рассуждает о войне и доброте. А сам - не больше 25 на вид, мышцы, зеленые шорты, тату – христоматийно молод и красив.
В велосервисе мне регулируют тормоза, при этом не могут поверить, что я действительно ехала на нем – колесо-то было не закреплено. Ну вы в рубашке отродясь, ну надо же, ну как же так. Возятся с моим великом полчаса, пока мы со слесарем Лешей умиляемся ловкости движений мастера и смеемся с его шуток. Веломастер ставит колесо, настраивает тормоза, проверяет все тросики, втулку, педали, руль, долго и методично вешает сумку на багажник, аккуратно закручивая все лямки, дает мне указания как правильно носить шлем и напоследок выносит мне резинку для волос. Берет 25 грн, я ошеломленная благодарю его несколько раз. На таких как он – мир держится – говорит мне Леша.
Оказывается, Леша живет совсем по соседству с моей мамой, по дороге говорим про брошенные высшие, про добро и карму. Леша – прекрасный. Харизматично-молчаливый. Провожает меня до маминого дома, обнимаю его. Увидимся..

Война обнажает людей, голышом выставляет перед человеческим несчастьем и страхом смерти. Ногой в дверь проверяет на прочность человечность этого мира, снимает пленку безучастности и заставляет определить для себя основные принципы. Война пробуждает людей, делает активной грань человеческого внутри каждого их нас.
Какие глупости куда-то уезжать отсюда, когда такие, как люди моего сегодняшнего дня, держат свою человеческую грань так крепко над головой.
 
 
 
 
 
 
Вчера закончился мой первый абонемент в небесную лису. 8 занятий у влада креймера, где я в кругу других, похожих и совсем непохожих на меня людей, медитировала, танцевала, взаимодействовала, смеялась, переживала, робела, обнимала, работала над собой, открывала внутренние пространства.
место, где я почти сразу сняла покровы и осталось трепетной нагой девочкой перед лицом честных и открытых людей. место, где я безоговорочно смогла довериться авторитету учителя через собственную интуицию. сейчас уже не возникает вопросов что я делаю в понедельник, среду или субботу - зависимость от занятий настолько сильна, что альтернатив искать не приходится. что дают мне занятия? на этот вопрос я пока не нашла до конца честного ответа. знаю наверняка, что каждый раз покидая лису я выхожу оттуда другой. становлюсь крепче, собраннее, осознаннее, энергичнее - уж точно. верю, что с каждым занятием путь становится яснее, а шаги увереннее. вижу внутренний прогресс, чувствую колоссальный подъем в области собственной эмоциональности.
спустя почти месяц можно сказать, что жизнь, вращаясь, предстает с каждым занятием, новой неведомой гранью.
отдельная история - это взаимодействие. то, как влад открывает нас через реакции других людей на наши собственные действия - штука удивительная. здесь, вернувшись в иру предподросткового периода, я заново учусь строить отношения с людьми исходя из внутренних глубинных побуждений, отбросив привычные модели поведения в обществе. учусь заново ходить и держать ложку в области честного проявления себя и проецирования внимания внутрь себя и на мир.
створка за створкой стремлюсь открываться и смотреть жизни прямо в глаза, действовать согласно внутреннего побуждения без сомнений и деформирования.
это позволяет верить в правильность пути, делать и чувствовать честно. заставляет верить, жить и созидать лучше и сильнее, чем вчера, лучше чем когда-либо.

влад, света, саша, таня, рустам, маша, артур, арсений и еще десяток прекрасных людей были со мной. и я надеюсь, что будут.
 
 
 
 
 
 
я стала линейкой.
 
 
 
 
 
 
если ты хочешь разрезать меня то режь
пожалуйста
вдоль позвоночника.
ногтями пройдись по шее и плавно бесшовно спустись к хребтам гималая. тонкой линией пройдись по обмякшим косточкам и
покинь меня
до того как внутренний свет заставит уверовать слепца в измене.

а я снимаю тебя на камеру и улыбаюсь.
 
 
 
 
 
 
придумай что-нибудь. о том что ты счастлива и о том что насущное такая же слабость как и палка негнущаяся под гнетом рвущего и обрывающего слова ветра моего летучего. строгого. и текущего. города.
скажи им что ты хочешь заключать их в объятия, комкая сны в ревущем пьяном десятом трамвае, что твои восприятия воспряли на ладонях желания.
напиши курсивом что хранишь пикселами ваши воспоминания что составляешь из них витражи. тысячными тиражами выпускаешь слова нежности, вырываешь коллажи из памяти и даришь их встречным.
пусть они салютами получают твои письма из ящиков прострации наших обоюдных улыбок. без адреса они дойдут до них и без ошибок.
скажи им.
 
 
 
 
 
 
5 июня в харькове состоится концерт Pooled rec., в т.ч. Gillia
 
 
 
 
 
 
тронемся, - прошу я, - гони домой, извозчик, гони своих лошадей, да не слишком лихо. дай-ка полюбоваться вашей дивной архитектурой, этими невысокими зданиями со скудными розетками, этим мерцанием за ставнями уюта. чуднО, милая, - поддерживает разговор немолодой водитель маршрутки, - чего уж тут.

разве бывает иначе? - звучит в его морщинах, где можно сосчитать все лошадинные силы его машины.

я просыпаюсь. становлюсь чувствительнее, и почему-то, милосерднее.
сегодня видела перевернутую машину на дороге.
 
 
 
 
 
 
хочется с красной строки, а выходят сплошные абзацы.
 
 
 
 
 
 
пряча красные фантики в оттопыренный детский карман непосредственности, отдавая дань мимолетности и не смахивая со слов налеты беспризорничества мы кричали в небо глазами смотрели ушами и чувствовали босыми пятками. поторопись – кричали и фамильярничали меценаты душ. поторопись. булимией входили в наши сердца слова о будущем, проникали через мосты желаний и незаметно скрывались на катушках памяти. закрыть сердце просто не возможно, мы доказывали это целуя мама в щеку на ночь.
дай мне лапу, шарпей. ты наверняка никогда не запутывался в собственных складках.

за неимением собственного сейчас, выбросив на помойку весь свой запас первозданности, мы широко радуемся меридианам. от вершины – к основанию. так просто. от вершины – к основанию.
несите меня ноги по дальнобойщицкой дороге. хотя бы мысленно несите. ведь мы бежим не для того чтобы достичь быстрее, правда? просто земля. она быстрее нас. как не крути, дорогая. как не беги.
 
 
 
 
 
 
мотивируй мне себя.
мотивируй безтактность и токсичные заражения слов. мотивируй погрубевший голос который вместе с тобой потерял шанс казаться наивным, силикон ночей в котором завязнут даже полтораметровые ноги резиновых сапог.
мотивируй мне сущность.

не сражаясь ни за одно слово в своей голове, не подводя итогов.
создай мне скриншот стремления? принтскрин воли? пришли мне бандеролью желания.
мне надоело изнывать над собственной ретушью мнительности и самообладания. ходить на кастинги собственной души.

вот карандаш. сейчас найду листик. вот. держи. рисуй путь.